Вывоз мусора при строительстве в Подмосковье: www.musorshik.ru
Архитектура  Книги по архитектуре 

История архитектуры История архитектуры, как часть истории искусства, представляет область малоизученную, почти не освещенную как в нашей, так и в иностранной литературе. Существующие в .мировой литературе общие обзоры истории архитектуры либо излагают только фактический материал истории зодчества без всякой попытки проанализировать его, либо сосредоточиваются на анализе только техники и конструкции отдельных произведений. Комплексного рассмотрения архитектурных произведений, как произведений искусства, замечательных памятников эпохи, отражающих социально-экономическое и идеологическое развитие общества на определенном этапе, в этих трудах по истории архитектуры нет. Первая законченная концепция истории архитектуры дана Гегелем в его «Эстетике». Эта концепция является типичной для немецкой идеалистической философии конца XVOI века и первой половины XIX века. Гегель, пользуясь своей диалектической триадой, разделяет историю архитектуры на три периода. Тезис - символическая архитектура, первая ступень развития мировой архитектуры. Это - догреческая архитектура Востока. Архитектурное произведение этого периода представляет символ, в котором воплощается религиозная идея, объединяющая народы, как говорит Геге.дь. Символическая архитектура - «независимая» архитектура - имеет сходство со скульптурой, поэтому Гегель называет ее «неорганической скульптурой». Антитезис - классическая архитектура, греческая архитектура. Она не имеет самостоятельного значения, подобно символической архитектуре, а представляет вместилище для человека или для статуи божества. Синтез - готическая архитектура, имеющая самостоятельное, независимое значение, подобно си.мволической архитектуре, и служащая человеку в качестве вместилища, подооно классической архитектуре. В конце 60-х гг. XIX века в области истории архитектуры явилась тенденция к неисторическому объяснению развития архитектуры. Это была реакция против идей немецкой идеалистической философии в области истории архитектуры. Земпер в своем большом исследовании «Стиль» (1861 - 1863) утверждает, что архитектурный стиль определяется практическим назначением здания. Художественную форму архитектурного произведения он сводит к конструкции и технике. Цейзинг в 1854-1855 гг. публикует свою теорию золотого сечения, согласно которой основой архитектурной композиции являются пропорции. Золотое сечение - наилучшая пропорция, наблюдаемая в природе, в частности в человеческом теле, а архитектор своим творчеством продолжает творчество природы. Другие исследователи объясняли архитектурный стиль исходя из природы страны, в которой архитектура создается. Начиная с 80-х годов XIX века получает широкое распространение циклическая теория эволюции архитектуры. Основоположниками этой теории являются Вельфлин, давший исследование архитектуры ренессанса и барокко (1888), и Франк.ль, с его учением о фазах развития новой европейской архитектуры. В трудах этих авторов анализируется смена стилей европейской архитектуры за два века (от XV до XVII), переход от ренессанса к барокко. Вельфлин дает более общее освещение архитектуры, его наблюдения и выводы в значительной степени применимы также и к скульптуре и к живописи. Франкль больше затрагивает специфические проблемы архитектурной композиции, но оба они устанавливают общие законы развития архитектуры. Вельфлин доказывает на примере триумфальных арок, что в римской архитектуре от 1 до III века н. э. наблюдается эволюция, сходная с переходом европейской архитектуры в XV-XVII веках от ренессанса к барокко. Франкль в книге «Handbuch der Kunstwissenschaft» утверждает, что переход от ро.манской архитектуры к готической подчиняется тем же закономерностям, что и переход итальянской архитектуры от ренессанса к барокко. Получается нечто вроде повторения форм развития архитектуры через какие-то периоды, получается некая цикличность в развитии архитектуры. Очень популярно й несколько грубовато такая схема развития архитектуры дана у Кон-Винера в его «Истории стилей изяшных искусств». Кон-Винер считает, что архитектура проделала пять эволюционных циклов своего развития - от конструктивной архитектуры через декоративную к орнаментальной архитектуре. Эти взгляды Кон-Винера оказали некоторое влияние на общую концепцию «Социологии искусства» Фриче.

Греческая архитектура Главным созданием греческой архитектуры является греческий ордер, наиболее существенную часть которого составляет греческая колонна. Ордер - это строго определенная система расположения архитектурных частей, которая строится на основе постепенно сложившихся и с известного времени точно сформулированных правил чередования круглых опор-колонн и лежащих на колоннах горизонтальных частей, которые все вместе называются, в противоположность колоннам, антаблементом. В эпоху наивысщего расцвета классической греческой архитектуры, в V веке до н. э., ведущий тип монументального здания - греческий храм - в сущности состоит из одного ордера, который повторяется и снаружи и внутри, выдвинут на первый план и всячески подчеркивается как главное содержание архитектуры того времени. Именно греческая архитектура легла в основу всего последующего зодчества Европы, строящегося вплоть до XX века, до нащих дней, на основе греческой архитектуры. При этом греческий архитектурный ордер является той системой, которая занимает архитекторов всех последующих эпох и стилей, которая изучается, исследуется, комментируется, практически воспроизводится и варьируется в новых постройках. Даже в такие эпохи, которые, как готика или современный конструктивизм, казалось бы, предельно далеки от греческих колонн и ордеров, даже и в эти эпохи архитектурная форма строится на основе бессознательного или сознательного отталкивания от основ греческой архитектуры, которая таким образом и в этом случае участвует в создании нового архитектурного стиля. Но помимо этого, несмотря на кажущееся огромное отличие от греческой архитектуры, даже и готика, даже и конструктивизм основываются на ее достижениях, без которых они не мыслимы. Самая форма колонн создана не греками, она в более или менее развитом виде очень распространена уже и в Египте, и в критской архитектуре. В Грецию колонна была занесена с Крита и из Египта. Правда, Египет значительно отличается от других восточных государств именно тем, что в его архитектуре колонна так широко применялась и играла такую большую роль. В этом смысле нельзя не выделить Египта среди восточных культур и не усмотреть в его зодчестве начала того блестящего развития, которое колонна получила впоследствии в Европе. Однако глубоко показательно, что именно греческая колонна, а не египетская, легла в основу последующего архитектурного развития. Несмотря на сходство, между ними существует глубокое принципиальное отличие. Для египетской колонны основными являются две особенности, которые определяют ее наиболее характерные черты: изобразительность и символичность. Египетская колонна изображает растение, ствол которого часто вырастает из листьев и обычно завершается цветком. Это растение имеет священное, религиозное значение, и весь египетский храм, частью которого является такая колонна, изображает священную рощу. Цветок, завершающий египетскую колонну, можно было бы сравнить с греческой капителью, тем более что этот цветок действительно был прототипом капители. Однако принципиальным отличием между ними является то, что цветок египетской капители не несет горизонтальных частей: над ним помещен прямоугольный каменный блок, который отделяет вертикальную колонну-растение от покоящихся на ней горизонтальных частей, чем особенно наглядно подчеркивается неконструктивная и изобразительно-символическая роль египетской капители. В противоположность этому греческая колонна (я сейчас говорю по преимуществу о дорическом ордере, в котором выстроены наиболее совершенные классические здания V века) неизобразительна и несимволична - она тектонична. Дорическая колонна дает в художественной форме выражение своего конструктивного назначения: она является подпорой, которая несет тяжесть. Не менее существенно и другое глубокое различие между египетской и греческой колоннами. Дверной пролет и его монументальное обрамление выше, чем ряды колонн по сторонам двери, которые окружают двор. Такое соотношение между дверью и колоннами диаметрально противоположно их соотношению в греческой архитектуре, где двери всегда ниже колонн. Это различие очень важно. В египетском храме колонна и колоннада являются только звеном более объемлющей и очень сложной системы форм, которая в качестве одного из своих звеньев включает и колоннады. Самый дворик является одним из элементов сильно растянутой в длину, нанизанной на прямую ось композиции постепенно сужающихся и затемняющихся по направлению к святилищу помещений, последовательность которых должна возбудить в посетителях религиозные чувства. Кроме того, та часть дворика, которая изображена на фотографии, подчиняет колоннаду по сторонам двери еще и в другом смысле более всеобъемлющей композиции. Первоначально в огромный пролет двери было вставлено маленькое деревянное обрамление, доходившее только приблизительно до половины высоты пролета. Колоннада является звеном динамической композиции. Формы нарастают от маленького дверного обрамления через колонны к большому дверному пролету и дальше к возвышающимся по его сторонам пилонам, которые еще много больше двери и, сужаясь, активно растут вверх. В целом получается драматический рост архитектурных форм, в котором колоннада играет роль одного из этапов общего движения. В греческом храме вся его архитектурная композиция подчеркивает господствующее положение колоннады, которая доминирует и над наружными массами, и над внутренним пространством здания. Все остальные части - стены, двери, ступени - подчинены колоннам и подготовляют этот главный, завершающий элемент классического греческого монументального здания.

Архитектура имперского Киева На рубеже XVII и XVIII веков, оказавшись провинцией, Киев одновременно превратился в былинно-религиозную столицу империи. Начало российской государственности отождествлено с приходом христианства в Киевскую Русь. Город стал духовным средоточием оформления имперской идеи. В весьма ироничной, но доходчивой форме положение Киева в ряду трех столиц империи обрисовал Андрей Белый в романе "Петербург": "Что есть Русская Империя наша? Русская Империя наша есть географическое единство, что значит: часть известной планеты. И Русская империя заключает: во-первых - великую, малую, белую и червонную Русь; во-вторых - грузинское, польское, казанское и астраханское царство; в-третьих, она заключает... Но - прочая, прочая, прочая. Русская Империя наша состоит из множества городов: столичных, губернских, уездных, заштатных; и далее: - из первопрестольного града и матери градов русских. Град первопрестольный - Москва; и мать градов русских есть Киев. Петербург, или Санкт-Петербург, или Питер (что - то же) подлинно принадлежит Российской Империи. А Царьград, Констан-тиноград (или, как говорят, Константинополь), принадлеясит по праву наследия. И о нем распространяться не будем". Однако, где грань между столичностью и провинциальностью Киева в империи? Известно, что во время подъема и бурного роста империи, в ее "золотой век" (Екатерина II-Александр I) город находился в плачевном состоянии, и всеми признавался провинциею. И, наоборот, в конце XVII и в начале XX века, то есть в начале и в конце империи, город процветал. Дух города, гений места, то, что задумал о городе Бог, не даны сами по себе и не могут быть постигнуты до конца. Только в диалоге, через другое, сквозь то, что прикасалось к нему в своей деятельности и творчестве, можно приблизиться к его неизменяемой сущности. В данном случае в качестве такого другого выступает архитектура. Есть глубинная взаимосвязь между периодами становления империи и периодами обретения городом своей особой архитектоники. В начале империи, когда ее влияние было минимальным, Киев переживал один из наиболее значительных своих периодов, сохраняя автономию управления и оригинальность строения. Город самовыражался, буйствовал веками накопленной энергией. В нем процветало богатство искусств и ремесел. И все это было заключено в старые фа-ницы. Жизнь города сосредоточилась в народном слое, на Подоле. Империя же подчиняет Киев единому внеположенному началу, задает ему другой порядок и другой масштаб. Классицистическая перепланировка стремится урегулировать в нем все живое и самостоятельное. Город переносит это как вынужденную болезнь. Точнее, как операцию, подготовившую его к новому всплеску строительной активности и творчества. Но сам контур города теперь планируется извне, петербургскими стратегами и зодчими.

Архитектурные памятники С 1928 по 1956 год являлся членом оргкомитета и участником Международных кенгрессов по современной архитектуре. Награжден золотыми меда лями Королевского обще ства британских архитекторов (1957) и Американского общества архитекторов (1963), множеством престижных премий. Работы Аалто олицетворяют дух финского народа и его тра диции. Архитектор был в дружеских отношениях с известными художниками Фернаном Леже, Жаном Арпоы и Константи ном Бранкуси, именно у них он позаимствовал влечение к криволинейным обтекаемым формам и к динамичному функциональному стилю в архитектуре. АВРЕЛИАНОВА СТЕНА (Aureiian Wall), по-итальянски Мига Aureliane, крепостной вал в императорском Риме, первоначально возведенный в 3 веке н. э. Строительство начал император Аврелиан, закончил его наследник Пров, в начале 5 века стену укрепил император Гонорий. Теодор Великий (6 век) и несколько средневековых понтификов предпринимали работы по восстановлению Аврелиановой стены. Первоначально она была возведена из римского бетона и облицована треугольными кирпичами. Длина ее около 20 км, толщина - около 4 м. В высоту стена первоначально достигала 7,2 м, но позже Флавий Стиличо, выдающийся военачальник императора Гонория, достроил ее до высоты 10,6 м и укрепил 380 башнями, стоявшими через каждые 30 м. В стене было 16 ворот.